МиГ-25 не имел конкурентов, но его боевые возможности осталисьневостребованными

МиГ-25 не имел конкурентов, но его боевые возможности осталисьневостребованными

МиГ-25 — последний из династии МиГов,
проходивший боевую обкатку в локальных войнах на
Ближнем Востоке. Он применялся на "египетском
фронте" во время арабо-израильской войны 1969
года в качестве разведчика, а также на
"сирийском" — с соответствующим
оборудованием и оружием в качестве перехватчика.

О МиГ-25 в роли разведчика вспоминает
участник событий летчик-испытатель В.Гордиенко.
МиГ-25, рассказывает он, по своим
летно-тактическим данным в то время настолько
превосходил существующие в мире истребители, что
оставалась лишь теоретическая возможность его
перехвата. В этом мы убедились, приступив к
выполнению конкретных боевых задач воздушной
разведки.

Самолет успешно справлялся со всеми
задачами. Выдержали проверку и бортовые средства
радиоэлектронной борьбы, не раз спасавшие нам
жизнь в, казалось бы, безвыходных ситуациях.
Система вооружения "МиГов", обеспечивала
эффективную работу как по воздушным, так и по
наземным целям. И при необходимости, могла бы
позволить пилоту нанести бомбовый удар по
объектам или площадям с высоты в 20 тыс. метров на
скорости 2300 км/ч. Однако этот и некоторые другие
варианты боевого применения самолета не были
востребованы обстановкой.

Как рассказывает Гордиенко,
израильские пилоты на "Фантомах" пытались
перехватывать их, как правило, из засад или из
положения "дежурство в воздухе". Но тщетно.
Однажды в районе Суэцкого канала охоту за нашим
самолетом устроили сразу несколько десятков
истребителей. Попавшему в облаву летчику
пришлось выжимать из "МиГа" все, на что он
был способен, чтобы уйти от погони. И это удалось.
Кстати, в Египте нашими военными пилотами было
установлено несколько абсолютных рекордов
высоты полета. К сожалению, регистрировать их
было некому…

После внезапной смерти Насера новое
руководство страны ограничило разведывательные
полеты. А вскоре последовал ультиматум в течение
24 часов вывести "МиГи" с территории Египта.
Когда же все было готово к перелету, на взлетную
полосу выехали египетские танки.
Дипломатическим путем конфликт удалось уладить
и через сутки прилетевшие "Антеи" забрали
технику и людей. Так завершилась первая боевая
страница в истории МиГ-25.

Читайте также  A-10 "Thunderbolt-2"

К рассказу летчика-испытателя
целесообразно сделать два дополнения. При
вторжении в воздушное пространство Израиля
МиГ-25, набиравшие высоту более 18.000 м над своей
территорией, несколько раз обстреливались
зенитными ракетами комплексов "Хок". Однако
все разрывы фиксировались ниже траектории
полета разведчика. Не могли также пересечься
пути высотного МиГ-25 и совершенно не тяготевшего
к "высоте" истребителя-бомбардировщика
"Фантом".

Вторая страница в боевой биографии
МиГ-25 открылась через одиннадцать лет в
преддверии ливанской войны 1982 года на Ближнем
Востоке. В феврале 1981 года, когда на вооружение
израильской армии из США поступили новые
истребители F-15, материализовались замыслы
нескольких отработанных на практике вариантов
заманивания сирийских МиГ-25 в тактическую
ловушку.

Демонстративные действия — провокации
на вызов — переместились в диапазон
околостратосферных высот (10.000-12.000 м). Участились
случаи преднамеренного нарушения воздушных
границ Сирии со стороны моря.

Ниже следует выписка из журнала боевых
действий.

"…13 февраля 1981 года над Ливаном
появилась пара израильских разведчиков RF-4С,
которые начали перемещаться вдоль рубежа
подъема на перехват в северном направлении со
скоростью 1.000 км/ч на высоте 12.000 м. Навстречу
нарушителям по команде с ЦКП из зоны дежурства в
воздухе вышел одиночный МиГ-25.

В 13.25 на эшелоне 8.000 м МиГ-25 начал
разгон, затем занял одну с целью высоту на
дистанции 110 км. В ответ "цель" развернулась
на обратный курс и оставила за собой плотное
облако дипольных отражателей, образовавшее
пятно засветки на экране РЛС наведения. МиГ-25
продолжал преследование отходящих на юг
разведчиков. Через минуту из "облака" помех
вышла еще одна цель ( наземный высотомер дал
первую засечку на 3.000 м). Это был израильский F-15,
находившийся до этого в засаде за высоким горным
хребтом.

В 13.27 расстояние между F-15 и МиГ-25
сократилось до 50 км. Сирийский летчик, полностью
освоивший МиГ-25 обнаружить сближающегося снизу
противника не мог из-за ограничения бортовой РЛС
в обзоре нижней полусферы. Команда, поданная "с
земли" на отворот, до летчика не дошла, так как
в этот момент появились сильные шумовые помехи
по радио.

Читайте также  XB-51 

В 13.28 на встречном сближении в наборе
F-15 с дистанции 25 км произвел пуск ракеты и сбил
МиГ-25. На месте падения самолета в Ливане в левой
плоскости , была обнаружена крупная дыра и
найдены осколки ракеты, на одном из которых можно
было различить надпись AIM-7F."

Так произошла первая в истории
воздушных войн встречная ракетная атака.

Как свидетельствуют записи, ее
обеспечивали разведчики, предпринявшие плановый
демонстративный маневр и сбросившие пассивные
помехи, а также специализированный самолет РЭБ,
дежуривший над морем вместе с ВКП "Хокай" и
создавший шумовые помехи, которые нарушили
управление МиГ-25.

Таким образом, в сферу боя вторглись
новые элементы, непосредственно влиявшие на его
исход. Изменилось и содержание самого боя, на что
потребовалась своевременная реакция.

29 июля 1981 г., когда девятилетняя пауза
между войнами на Ближнем Востоке еще
продолжалась, израильтяне в очередной
провокации с нарушением границы сменили
расстановку сил и порядок действий.
Демонстративные маневры выполнял уже одиночный
F-15. Два других (ударная группа) расположились в
засаде вне зоны видимости сирийских наземных
РЛС.

Начальник штаба сирийских ВВС
(впоследствии защитивший у нас кандидатскую
диссертацию) разработал ответный план действий,
который реализовывался следующим образом.

"Верхнего" F-15 стала вызывать на
себя пара МиГ-21, а два самолета МиГ-25 отправились
в засаду — затемненную зону в обзоре израильского
ВКП "Хокай". F-15 "клюнул" на ложный вызов.
На встречный курс с ним пункт наведения вывел
один МиГ-25 из пары. Второй начал маневр для
нанесения удара во фланг.

Однако F-15, не меняя курса, внезапно
перешел на снижение, увлекая за собой МиГ-25.
Сирийский летчик в процессе боя докладывал об
обнаружении цели на 80 км, захвате на 40 км и о
последующем срыве захвата на снижении. Метки
противников на экране РЛС наведения слились, а
затем пропали. Летчик МиГ-25 катапультировался,
как он доложил, "после удара" и благополучно
приземлился.

Читайте также  Як-3 

Второй МиГ-25 удар во фланг уже не
наносил. К месту боя не успели и израильские
ударные самолеты. В непредвиденной заранее
ситуации быстрее разобрались на сирийском ЦКП.
Посчитав позицию более выгодной, там решили
перевести МиГ-25 на сближение. Цель летчик
обнаружил на 40 км, захват произвел на 25 км, пуск
первой ракеты — на 18 км, второй ракеты — на 11 км
(бортовые средства контроля при дешифрировании
подтвердили попадание первой ракеты).
Израильский летчик катапультировался над морем.
Сторожевые катера подобрали спасательный жилет
и пакет с сигнальными средствами, хранящийся в
катапультном сидении.

Однако первый результативный бой МиГ-25
продолжения не имел: самолеты этого типа
сирийское командование вывело за рамки боевых
действий. Причина лежала на поверхности: в
стратосфере, где раскрывались характеристики
МиГ-25 как перехватчика, никто не летал
("целей" не было). Несомненно, в тех условиях,
к которым подгонялись боевые возможности
самолета, ему не было равных. Однако эти
"условия" не нашли места в ограниченном
вооруженном конфликте на Ближнем Востоке.

Через десять лет — в 1991 году — носители
новых военно-технических идей были поставлены
перед следующим фактом: в войне "высоких
технологий" в Персидском заливе вся
современная боевая "пилотируемая" авиация
выше 10.000 метров вообще не летала. Разведку в
интересах ударных сил (в том числе и
радиотехническую с установлением координат
включившихся в работу средств ПВО) вели
космические аппараты. Из зон дежурства в воздухе,
сдвинутых глубоко на свою территорию, им
помогали специализированные самолеты, не
имевшие оружия и средств индивидуальной защиты.
Стратосферный перехват — дорогостоящая
реализованная в металле идея так и не нашла
своего применения в боевых условиях.

Боевой путь МиГов трех поколений — от
"пятнадцатого" до "двадцать пятого"
похож на полет истребителя с подъемами и
снижениями. Успех присутствовал там, где
возможности самолетов и оружия соответствовали
условиям решаемых задач.